22:13 

knightessa
Здесь будет лежать коротенькая зарисовочка про Арину. В РП она обычно предстает достаточно жизнерадостной, но на самом деле далеко не всегда такой является. В сущности, Гаевская чувствует себя ужасно одиноким человеком, но это большой-большой секрет.
Стояло раннее утро. Город только просыпался: бледно-розовый закат скрылся за пасмурной пеленой осенних туч, моросил мелкий дождик, а на улицах было слышно разве что шуршание метлы дворника, торопящегося выполнить свою работу, пока спешащие на работу люди не начали ему мешать. И в это утро Арина как всегда вышла на пробежку.
Женщина давным-давно усвоила для себя одну важную вещь – даже в нормальном состоянии человеку очень трудно заставить себя выбраться из-под теплого одеяла, надеть кроссовки и побежать, что уж говорить о состоянии депрессии, когда на душе холодно и пусто. Вот только, когда ты врач, у тебя просто нет права на то, чтобы срываться на окружающих. Когда от тебя зависят чужие жизни, у тебя нет права даже на депрессию.
Вот почему вот уже несколько лет Гаевская не пропускала ни единой пробежки. И изо дня в день заставляла себя напяливать ненавистные кроссовки и бежать по асфальту – когда-то припорошенному песком, когда-то залитому дождем – это не имело значения. Жиденькие серые дни были похожи друг на друга, словно капли дождика, который накрапывал сегодня. Что было действительно важно – рассеивались тучи ее внутреннего состояния, и появлялись силы на то, чтобы как-то прожить очередной день. Растянуть губы в привычной благодушной улыбке и натянуть на себя образ доктора Гаевской, к которому привыкли окружающие.
- В сущности, я всего лишь обманщица, - пробормотала она себе под нос, следуя привычному маршруту. Протиснуться через тесные плиточные тротуары между многоэтажек, тщательно обходя облаченных в оранжевое хозяев утренних улиц – дворников, мусорщиков и прочих рабочих, без которых жизнь горожан стала гораздо хуже. А дальше направиться в парк, где и места больше, и дорожки шире. В крупных городах, в какой точке мира они бы ни находились – каждый клочок земли распределен рациональным образом, так что если уж это место выделено под прогулки, то и приспособлено соответственно.
Первые пять-десять минут Арина старается ни о чем не думать, лучше дождаться, пока голова обретет хоть какую-то ясность. Если начать задумываться, то можно провалиться в океан жалости к самой себе и задать в тысячный раз один и тот же вопрос – «А знает ли хоть кто-нибудь, кто знаком с доктором Гаевской, просто Арину?» Такой роскоши женщина себе позволять не собирается. Это непродуктивно.
Но сегодня все идет как-то неправильно. Решительная трель будильника звучала, словно через пелену, и пришлось приложить все силы на то, чтобы подняться. А потом в наушниках заиграла неизвестно как затесавшаяся среди оптимистичных мелодий Аврил со своей слезовыжимательной «When You're Gone». - « Откуда тут взялась эта паршивка? – подумала Арина, - Я ведь такое не слушаю...»
Но песня уже играет, и мысли женщины скорым поездом несутся все дальше. Она думает о том, когда в последний раз звонила своим близким, и главное о том, когда в последний раз говорила о том, что любит их. В одной из последних брошюрок Арина вычитала, что это чертовски важно – говорить о том, что любишь. Что проявление положительных чувств никогда не вредит, даже если окружающим будет сложно их принять. Она подумала об этом, и усмехнулась – начать надо с малого.
Гаевская решительно обрывает сладенький голосок певицы и набирает номер брата.
- Алло? – голос Эйрина прозвучал сонно и немного удивленно, но Арина на это не купилась. Она слишком хорошо его знает. Можно сказать, почти всю жизнь.
- Ты тролль и козел, я не позволяла тебе лазить в моем телефоне! - рявкнула она и, совсем другим голосом добавила, - Но все же, ты мой брат и я просто позвонила сказать, что люблю тебя.
- Ну, вот и ладненько, - фыркнул в трубку Гаевский.

URL
   

записки сумасшедшего

главная